Вы здесь

Тувинская Народная Республика в Отечестной войне

Тувинская Народная Республика  в Великой Отечественной войне.

Тувинская Народная Республика   вступила во Вторую мировую войну на стороне стран Антигитлеровской коалиции 22 июня 1941 года, одновременно с началом Великой Отечественной войны. Тувинские добровольческие силы принимали участие в боях на восточном фронте в составе формирований Рабоче-крестьянской Красной армии. 14 октября 1944 года Тувинская Народная Республика вошла в состав Советского Союза, став Тувинской автономной областью. С этого момента тувинцы участвовали в боевых действиях вплоть до окончания Второй мировой войны в качестве граждан Советского Союза.

Вступление в войну

На 22 июня 1941 года — день начала Великой Отечественной войны — в Туве пришёлся съезд X Великого Хурала ТНР. Собравшиеся на заседании делегаты съезда (334 человека) единогласно приняли декларацию, в которой провозглашалось]:

«Тувинский народ во главе со своей революционной партией и правительством, не щадя жизни, готов всеми силами и средствами участвовать в борьбе советского народа против фашистского агрессора до окончательной победы над ним»

Принятием декларации Тува обозначила своё вступление в войну на стороне СССР, официально объявив войну Нацистской Германии и её союзникам[7]. Примечательно, что в объявлении о поддержке СССР в войне против Германии Тува опередила Великобританию: радиообращение Уинстона Черчилля, адресованное советскому народу, было передано в 11 часов вечера 22 июня, а аналогичное сообщение из Тувы поступило уже в первой половине дня.

С первых дней Великой Отечественной войны Тувинская Народная Республика и её вооружённые силы были переведены на военное положение. Если до войны в рядах ТНРА насчитывалось 489 человек (4 эскадрона по 4 взвода, а также танковый взвод, взвод связи, пулеметный полуэскадрон, музыкальный взвод, интендантский взвод) то в конце 1941 года она численно возросла до 1136 человек[5]. Кроме того, сразу после вступления в войну власти ТНР предложили советскому руководству отправлять на фронт тувинских добровольцев, экипированных стрелковым и холодным оружием местного или советского производства, однако Москва не соглашалась на такого рода помощь, ссылаясь, в частности, на малочисленность населения Тувы[7].

26 июля 1941 года полпред ТНР в СССР Сат Намчак сообщил заместителю министра иностранных дел СССР А. А. Соболеву о готовности Тувы к перевыполнению плана экспорта и увеличению его на 50 %, а также немедленном погашении долга в 1,3 миллионов рублей. Кроме того, предлагалось передать в распоряжение Красной Армии 5 тысяч лошадей, сократить импорт советских товаров оборонного значения, организовать сбор средств среди населения на постройку трёх военных самолетов, численно удвоить и обучить личный состав Тувинской народно-революционной армии (ТНРА). 29 июля Соболев прислал ответ с благодарностью в адрес тувинского народа и руководства ТНР с формулировкой: «за отклик на призыв товарища Сталина к решительной и беспощадной борьбе против фашизма».

8 августа 1941 года И. В. Сталин поздравил тувинский народ с 20-летием ТНР, отметив, что советское руководство «с большим удовлетворением отмечает готовность тувинского народа с оружием в руках выступить вместе с советским народом на разгром фашизма».

Материальная помощь

С первых же дней войны ТНР приступила к оказанию материальной помощи СССР. Так, Советскому Союзу был передан золотой запас государства, составлявший около 30 миллионов советских рублей, а также добыча тувинского золота на сумму порядка 5 миллионов рублей. Общая же сумма добровольной материальной помощи населения Тувы СССР в указанный промежуток времени превысила 60 миллионов рублей[7].

Вскоре после вступления в войну тувинская промышленность переориентировалась на выполнение военных заказов. На лесозаводе были построены обозный цех, сушилка, освоено массовое производство лыж. На кожевенном заводе появились новые цеха, расширен овчинный цех, установлены дополнительные шерстобитные машины. Количество заводских работников увеличилось почти в семь раз. Аналогичные изменения произошли с сельским хозяйством ТНР: были расширены посевные площади, увеличились товарное производство и сенозаготовка. Женщины, старики и подростки заменяли мужчин, ушедших на фронт[10].

С июня 1941 по август 1944 года ТНР поставила в СССР 50 тысяч боевых коней, а также более 700 тысяч голов скота, из которых почти 650 тысяч — безвозмездно. От 10 до 100 голов своего скота поставила почти каждая тувинская семья (в семьях тогдашних тувинцев, как и монголов, в среднем количество голов скота в личном пользовании насчитывало как минимум 130 голов). Одной только весной 1944 года освобождённой Украине было подарено 27,5 тысяч тувинских коров. В телеграмме Президиума Верховного Совета Украинской ССР Президиуму Малого Хурала Тувы отмечалось: «Украинский народ, как и все народы СССР, глубоко ценит и никогда не забудет той помощи фронту и освобождённым районам, которую по-братски оказывают трудящиеся Тувинской народной республики…»[7].

За годы войны Тува поставила на нужды Советской армии 52 тысячи пар лыж, 10 тысяч полушубков, 19 тысяч пар рукавиц, 16 тысяч пар валенок, 67 тонн шерсти, 400 тонн мяса, ржаной, ячменной муки и топлёного масла, а также десятки тонн мёда, плодово-ягодных консервов и концентратов, рыбных изделий, тонны перевязочных бинтов, лекарств традиционной медицины, воска и смолы. До 90 % вышеперечисленного было передано безвозмездно[7].

Тувинская эскадрилья

16 марта 1943 года на подмосковном аэродроме «Чкаловский», в присутствии наркома авиапромышленности СССР А. И. Шахурина, делегация ТНР торжественно передала в распоряжение 133-го истребительного авиационного полка ВВС РККА 10 истребителей Як-7Б, построенных на средства, собранные тувинцами. В связи с этим событием командир полка майор Амельченко издал приказ, по которому истребители были переданы командиру 3-й авиационной истребительной эскадрильи Новикову и закреплены за определёнными экипажами.

Все самолёты были сконструированы на 153-м заводе в Новосибирске. На момент передачи они не имели тактических номеров (они были нанесены позже на кили истребителей). Именной самолёт «От Танды хошуна» (хошун — административная единица в ТНР) Амельченко закрепил лично за собой. На остальных истребителях было написано: «От Тувинского народа», также белой краской.

До окончания войны не сохранился ни один самолёт «тувинской эскадрильи». К июлю 1943 года большая часть машин была разбита или повреждена в боях. К этому моменту 133-й истребительный авиационный полк, пополненный людьми и самолётами, вновь вступил в боевые действия на Брянском фронте в составе 234-й истребительной авиационной дивизии. После первого же воздушного боя, произошедшего 10 июля 1943 года, в составе полка не осталось ни одного тувинского истребителя.

Тувинцы в боевых действиях

18 марта 1943 года заместитель председателя Совета Министров Салчак Сергей сообщил поверенному в делах СССР в ТНР М. Г. Сущевскому о готовности тувинских танкистов к отправке на фронт. Письмом от 11 мая 1943 года Сущевский уведомил А. М. Чимба о том, что ходатайство тувинского правительства о приёме тувинских добровольцев-танкистов в действующую армию удовлетворено.

Перед отправкой на фронт кандидатам предстояло пройти ряд испытаний. Они боролись, скакали на конях, стреляли в картонную мишень. Первые добровольцы из ТНР — 11 человек — вступили в ряды РККА в мае 1943 года и, пройдя краткий курс обучения, были зачислены в 25-й отдельный танковый полк, с февраля 1944 года входивший в состав 52-й армии 2-го Украинского фронта и участвовавший в боях на территории Украины, Молдавии, Румынии, Венгрии и Чехословакии

1 сентября 1943 года в Кызыле состоялись проводы добровольческого эскадрона в составе 208 человек. Завершив краткий курс подготовки во 2-м запасном кавалерийском полку в Муроме и Коврове, 16 ноября эскадрон успешно выдержал экзамен на боевую готовность. Проводивший экзамен генерал-полковник О. И. Городовиков отозвался о тувинцах положительно, подчеркнув: «люди хорошо натренированы, а также подготовлены по боевой и политической подготовке и представляют собой вполне готовую боевую единицу»

После подготовки кавалеристы прибыли в распоряжение 6-го гвардейского казачьего кавкорпуса. 8 ноября личный состав 31-го гвардейского кавалерийского полка 8-й кавалерийской дивизии принял в свои ряды отряд тувинских добровольцев в количестве 177 человек под командованием капитана Тюлюша Кечил-оола. 15 декабря добровольцы приняли присягу в деревне Снегирёвка, а затем были переправлены на Украину.

После освобождения большей части УССР 8-я кавалерийская дивизия, в составе которой сражался тувинский эскадрон, осуществляла глубокие конные рейды по тылам немцев на территории Западной Украины. Всего тувинцы приняли участие в освобождении 80 западноукраинских населённых пунктов

В ходе боёв в Галиции и Волыни тувинские кавалеристы производили на солдат противника устрашающее впечатление. Так, немецкий офицер Г. Ремке, пленённый в январе 1944 года в бою под Деражно (ныне Волынская область Украины) сообщил на допросе, что вверенные ему солдаты «подсознательно восприняли этих варваров [прим. — тувинцев] как полчища Аттилы» и потеряли всякую боеспособность. Известно, что в кругах немцев тувинские кавалеристы имели прозвище «Чёрная Смерть» .С боями, преследуя отступавших немцев, полк, в составе которого сражались тувинские добровольцы, пробился к Ровно. 1 февраля тувинцы заняли кирпичный завод и вырвались вперёд, на значительное расстояние от остальных сил. Развивая наступление открытыми флангами, эскадрон во главе с капитаном Кечил-оолом вышел к железной дороге и, использовав благоприятный момент, атаковал вражеских солдат. Ворвавшись на железнодорожную станцию, на путях которой стояли эшелоны с военной техникой, они дождались оставшуюся часть полка и ворвались в Ровно. За мужество и героизм 17 тувинцев были награждены орденами Славы

Из отправившихся на фронт тувинских добровольцев на родину вернулось только 165 человек. По состоянию на июль 2011 года из 206 членов добровольческой группы, влившейся в 8-ю кавалерийскую дивизию, жива только одна женщина — сестра милосердия Вера Чульдумовна Байлак, удостоенная ряда советских военных наград[7].

Советские граждане, проживавшие в ТНР

Ввиду того, что значительная часть населения ТНР (по меньшей мере, 12 тысяч человек) имела особый правовой статус (нечто наподобие двойного гражданства), 10 ноября 1941 года советское и тувинское руководства приняли совместное решение о мобилизации проживающих в республике советских граждан в возрасте от 19 до 40 лет. Все расходы, связанные с проведением призыва, тувинское правительство взяло на себя.

26 января 1942 года призывная комиссия приступила к работе. В течение февраля почти ежедневно тувинско-советскую границу пересекали автоколонны с призывниками по 100—120 человек в каждой. Современники первого, самого массового призыва вспоминали, что после него во многих русских поселениях оставались, в основном, только старики, женщины и дети. По достижении призывного возраста (18 лет) юноши, имевшие двойное гражданство, продолжали призываться на фронт. Последняя мобилизация была проведена в ТНР в 1944 году, когда на войну были призваны молодые люди 1926 года рождения. По самым скромным подсчётам, русская колония в ТНР поставила на фронт свыше 3,5 тысяч воинов, около 900 человек из которых ушли туда добровольно. Ещё около 200 человек были взяты на трудовой фронт и работали в тылу: на заводах, лесоповалах, угольных шахтах в Красноярске, Кемерове, Канске, Черногорке.

В общей сложности за годы войны в рядах Красной армии служило до 8 тысяч тувинцев. Они приняли участие во многих ключевых операциях завершающего этапа войны, таких, как Корсунь-Шевченковская, Уманско-Ботошанская, Ясско-Кишинёвская, а также Дебреценская и Сандомирско-Силезская операции. Формирования из мобилизованных в ТНР советских граждан участвовали в боях за блокадный Ленинград и освобождение Белоруссии.Порядка 20 воинов-тувинцев были удостоены Ордена Славы, ещё 5,5 тысяч тувинских воинов стали кавалерами других советских и тувинских наград. Так, тувинец Хомушку Чургуй-оол, на протяжении всей войны был механиком-водителем танка Т-34 вышеупомянутого 25-го танкового полка, был удостоен звания Героя Советского Союза, а другой его соотечественник, Кыргыз Чамзырын, встретил 9 мая 1945 года в Праге и стал кавалером многих советских орденов, в том числе, Ордена Славы[7].

Оценки и память

Первый том Книги памяти Республики Тыва, в котором был опубликован поимённый алфавитный список тувинцев, призванных на фронт и погибших в период Великой Отечественной войны, вышел в 1955 году и насчитывал 1912 имён. В честь некоторых из них были названы улицы городов Тувы и населённые пункты в республике. В городе Ровно до сих пор существуют улицы имени Тувинских добровольцев, их командира Тюлюша Кечил-оола, которые в последние годы войны участвовали в боях на территории Волыни. Улица Тувинских добровольцев также есть в Кызыле.

Телеканал «Россия» подготовил документальный фильм, приуроченный к 70-й годовщине начала Второй мировой войны. Съёмочная группа во главе с телеведущим Сергеем Брилёвым посетила председателя Правительства Республики Тыва Шолбана Кара-оола, а также ряд достопримечательностей и памятных мест, связанных с тувинцами, участвовавшими в Великой Отечественной войне.

В центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве состоялось открытие экспозиции «Тувинская Народная Республика — все для общей Победы!», посвящённой участию Тувинской Народной Республики в войне. На выставке было представлено более 200 экспонатов из фондов Национального музея и Центрального государственного архива республики. Присутствовавший на мероприятии председатель Правительства Республики Тыва Шолбан Кара-оол охарактеризовал вклад Тувы в победу СССР в Великой Отечественной войне как «искренний, добровольный и разнообразный».

В Кызыле был открыт мемориальный комплекс, посвящённый участникам Великой Отечественной войны.

 

Яндекс.Метрика

 

-->
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).